Старательные описания шкипером той, демонической, (или иной силы), удивительные приключения, которые

Старательные описания шкипером той,
демонической, (или иной силы), удивительные
приключения, которые произошли с ним…
много-много лет назад, несмотря на явное
желание избежать описываемых событий.
Спустя…

Едва я достиг возраста 17 лет, моё неудержимое желание странствий привело меня к решению наняться на корабль и изведать дальние страны, что я впоследствии и сделал, нанявшись на борт корабля, который по чистой случайности следовал в Новый свет, куда влекло многих искателей приключений, в том числе и меня… Я ничем не отличался о других, т.к. в кармане ещё имелись несколько монет на пропитание, а капитан, убедившись, что я бодр духом и горю желанием, внимательно осмотрел меня, согласился взять на борт корабля юнгой, при этом обещая пропитание, (что естественно выполнил, наделив меня скудной пищей и грязной работой), чему я тогда был сказочно рад.
Так, пролетело несколько лет, я возмужал, отрастил усы и бороздя океаны осматривал прекраснейший Мир и его удивительную красоту, наслаждаясь увиденным,
знакомясь в портах с диковинными их жителями и понемногу учился мореходству, в чем благодушно мне помогал капитан Джон Батлер, приучая иногда к виски, чему я не так уж сильно противился… Пару раз, Том Пейнтон, вынимал два десятка пуль или дробин из моей задницы, чему я так же был рад. Солнце улыбалось мне, а я ему!

Постепенно моё положение упрочилось, после чего на вырученные деньги, после нескольких махинаций с грузом, (умолчу о том, как они были добыты), я приобрёл себе небольшой корабль, нанял команду и продолжал странствовать морями и океанами…
Наступила осень первого сентября 1659 г., и я с командой отправился в очередное плаванье, навстречу новым приключениям… То ли я недостаточно молил Бога, то ли огорчил чем-то Дьявола, последующие события сложились не в моя пользу.
Я ни коим образом не являюсь:
— хирургом Генри Питменом, который за участие в мятеже герцога Монмута был отправлен в ссылку на Барбадос и, совершив вместе с товарищами по несчастью побег, в результате кораблекрушения оказался на необитаемом островке Солт-Тортуга;
— капитаном Ричарда Нокс, прожившим 20 лет в плену на Цейлоне;

Коротко об этом…

Часть первая (Описательная. Ужасная.)

Кто был он мне? Сейчас не вспомню…
Иль был он недруг, или друг?
Когда тонул, помимо горя,
Я испытал Души недуг…

Хлестали волны, ночь чернела.
То плыли волны надо мной,
То восставали, как горой,
Душа желать бы не хотела.

В себе ли Демона таила?
И эта бездна, и пучина,
В себе ли Демонов таила?
Была, как к смерти в том причина?

Не вспомнить сразу мне о том…
Но, только здесь святая сила,
Но, только здесь святая сила,
Была пред ними мне щитом…

Шептал молитвы. Я молился!
Пал небосвод иль вновь искрился,
Мне ужас представлялся дном,
Сейчас не вспомнишь… и потом,

Две силы, словно надо мною, —
Сцепились в гневе и борясь,
Две силы, словно надо мною, —
Одна черна, иль тьмы то князь,

Вторая, как бы отродясь,
Была всегда, всегда со мною.
Тогда ли, словно народясь,
Меня спасла… Какой ценою?!

Явились вскоре берега,
Восстали словно бы из пепла.
Восстали, словно бы с огня,
Душа восстала и окрепла.

На брег там, вскинула волна.

Прибило доски, чей-то хлам.
А я молился небесам,
Но, оставался здесь я сам,
Подобно павшим шкиперам…

Часть вторая. (Наполовину грустная.)

Светало. Вскоре,
Угомонилось чорно море.
Сровнялось павшею волною,
И обратилось новизною.

Горел сверкающий восход,
Скажу я честно, мой народ,
Там был я счастлив. Одинок.
Присел, на сломленный пенёк.

Вдали у гряд, чуть-чуть белея,
Мой, красно-белый и родной,
Средь парусов безумства рдея,
Флаг красовался, милый мой …

Фелюга, как бы накренясь,
Полузатоплена волною,
Среди гряды укоренясь,
Была мне в радость! Я не скрою!

Пустынный ветер, тёплый бриз,
Играл моими волосами.
И вновь игра. Судьбы каприз,
Поплыл туда, борясь с волнами…

Вступил на палубу, спустя,
Себе я друга обнаружил.
В каюте лая и зовя,
Любимый Джек за мною тужил.

И стал ко мне… И стал лизаться,
Он лез со мною целоваться,
Как будто здесь: На всей Земле,
Нет никого роднее мне…

Собрались быстро, памятуя,
Что взять с вещей, невольно всуе…
Собрали плот из всех снастей,
Все привязали; и отплыли;
Скорей!

 

Часть третья (Короткая) 

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Была иль пятница, суббота,
Мне каждый день, как на работу,
Пилить и строить новый дом,
Дни коротать и Джек там в нем.

Часть четвёртая (Последующая. Ужасная)

А вскоре сон явился мне:
И будто весел я и плавал…
И вот, привиделось и мне,
Явился в душу грозный Дьявол!

Он начал смертию стращать,
Стал мне невзгоды обещать.
И ни на миг, и не оставил…
“Но помни!” — молвил умный Дьявол, —
“Там на заре, пошёл ко дну,
Являл я ночь! И лишь одну!”

Страх овладел! Я вам не скрою!
Спешил к воде, бежал средь дня.
Глазам, не веря и кляня…
И пустота явилась взору…

Фелюги нет! Темнятся скалы!

Часть пятая (Счастливая. Окончательная.)

Зарубки делал каждый день.
Являя счёт всех дней прошедших.
Являя счёт, ночей прошедших,
Взбирался там на свой плетень.

И томно годы проходили,
Власа покрылись сединой,
Старел и Джек живя со мной,
И было чувство: позабыли,
А корабли не заходили,
В тот чуждый край, земли чужой…

Однажды днём, услышал звук,
И сердце сжалось вдруг в испуге: —
“Кого явило мне? Откуда?”
Являя боль души. Недуг!

Потом затихло. Пронесло!
Явило “чудо-иноземца”,
Клянусь богами! Мне — туземца!
“Врага иль друга… предрекло?!”

 

Знакомясь с ним, не зная речи,
Я тяжкий труд взвалил на плечи,
Её я “Пятницей” нарёк,
Являя день, полунамёк…

Была грудаста и красива!
А бёдра! Бёдра, словно диво!
Упрямый, дивный рот томил,
И воздержаться нет мне сил…

Меж нами “инь” и “янь” томился,
В штанах паршивец утомился,
И рвалось чувство мне на волю,
Себя неволя, не неволя…

Но, к пущей радости моей,
“динь-динь” — учили дикарей…
Я опущу рассказ о том:
“динь-динь” в ночи, и даже… днём!
….
Вздымалось море. И бурлило!
Явило мне … Жену! И диво!
Корабль примчался, между тем,
Явил мне Новый, мой Эдем!!

Слегка грущу, слегка балдею…
О “Пятнице” я мысль лелею…
А был бы случай, я тот час,
Ушёл бы в плаванье, в который раз…

Конец!

© Автор: Эд. Неженин 

Прим. Шкипер — капитан парусного судна; в России до 1902-го года — капитан торгового судна[1]; в более широком смысле (обычно неофициально либо в историческом контексте) — капитан (командир) любого торгового или рыболовецкого, в том числе несамоходного, судна
• Шкипер — должностное лицо на военном корабле, отвечающее за корабельное имущество; или же на больших морских торговых судах — лицо, ответственное за палубное имущество

47
Плохо 😡Не очень 😒Неплохо 🙂Хорошо 😎Отлично! 😍
Загрузка...
guest
9 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Июльское настроение
15.04.2021 23:40

Думала, что тут будет проза, типо злоключений очередного “робинзона”)) нежданчик удивил

Июльское настроение
Ответ на  Эд. Неженин
16.04.2021 14:40

Напомнили об итальянской комедии про сеньора Робинзона )) там как раз Пятница была аборигенкой, а туземцы просили прощения /мугунини/ у вещей, когда хотели ими кому-нибудь по бошке зарядить.

Александр
16.04.2021 01:42

 🤔  😊 

Mishkin
16.04.2021 08:35

Ну, Эд, ты и выдал! А обьем то каков! Теперь ждем Одессею?

Mishkin
Ответ на  Эд. Неженин
16.04.2021 11:49

Плачет усталый священник царя Аполлона,
   Предстал кораблям аргивян
меднобоким, вспенившим веслами сонное море,
Любимую дочь, златокудрую гордую Клею; как жртву бесценную Зевсу ведет он ахейцам.
Слезы, как жемчуг Кассандры, горестный путь его отмечают, как очи таинственных змеев, сверкая во тьме на песке.
Поздно просить ахеян, уже все сказали, устав от речей, восхваливших богов и сльнейших из смертных.
Покорно бредет кипрянин Энид, чтоб возложить свою жертву на алтарь похотливого Эда, и навсегда с ней расстаться.
       Вот и шатер ненавистный, полог открыт… Что же ждет тебя Клея?

Last edited 25 дней назад by Mishkin
Mishkin
Ответ на  Mishkin
16.04.2021 12:03

Блин, тяжелый отрывок… Взял намек из Эллиады и написал от себя. Перечитываю, и не успеваю ошипки править… Арфагрфия страдает!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля
9
0
Прокомментировать...x
()
x