Чем дальше в лес

Клара Захаровна отдыхала на даче одна. Дочь с зятем умотали на моря, а внучок Андрюша с утра отправился на рыбалку и обещал вечером вернуться с богатым уловом. Наварив пятилитровую кастрюлю борща, пожарив пару кило котлет, бабуля напекла ещё немного оладушек для любимого внучка — небольшую горку, как говорится «на Меланьину свадьбу».

Около пяти вечера, даже не попив чаю, Захаровна начала волноваться. Выйдя за околицу, она ходила вдоль забора, пока не приняла верное решение — заняться поисками Андрейки. Вернувшись в дом, Клара Захаровна взяла ружьё и патронташ, а после, затворив на замок всё, что можно было затворить, вышла в сторону реки.

Ещё издали ей стали слышны песни и девичий смех.

«Никак Андрушенька с девками познакомился. А они окаянные задурили голову парню, домой не пускают» — подумалось Кларе, и она бегом бросилась на выручку внуку.

Но на берегу реки Молочаевки сидели странные зелёные девки и плели венки из трав и цветов.

Захаровна моргнула несколько раз, даже ущипнула себя за руку. Зелёные девицы никуда и не подумали исчезать. Ещё и рассмеялись звонко, махнули Кларе, приглашая будто присоединиться — венки плести.

— А ну молчать! Живо отвечайте, где Андрюша, внучок мой родненькииий…

Переглянулись русалки, забулькатели, побросали травяные венки в воду, а Захаровне подали один, из цветков золотых сплетёный. Одуванчиковый.

Надела Захаровна венок на голову и услыхала речи русалочьи:

— Паренька ищешь? Такого, в рубашонке клетчатой и коротких штанишках, натянутых по самое не могу? Так он ещё днём удочки вооон там, в кустах оставил, и ушёл в лес.

— Как в лес? Зачем — в лес?

— Знамо дело зачем — сегодня ночь дивная, купальская. Парни да девицы папоротника цветок ищут.

— Ах, Андрюнюшка, и чего ж это он удумал, окаянный?!

Заголосила, запричитала Клара Захаровна, поблагодарила русалок, и побежала в лес. С ружьём наперевес. С патронташем. И венком одуванчиковым на голове.

— Ау! Ау, Андрюшенька, отзовись, внучек!

Из-за дерева тут выскочил мужичок, в лаптях, штанах полосатых и в рубахе с горохом красным на белом фоне.

— Ты чавой разоралась тут? Думаешь, раз в лесу — так и шуми—не хочу?

— Ой, мущщина, а чего вы из кустов выпрыгиваете, дам пугаете?

Захаровна сдвинула венок набекрень и, с ружьём наизготовку, двинула на мужичка. Тот не испугался, а рассмеялся лишь и цыкнул:

— Охолони, Захаровна, нешто не признала, лесничий я тутошний, Тихомир.

Вроде признала Клара мужичка. Ну конечно же, не раз в дачном посёлке видала эту бородатую физиономию. То со Степанычем ( это тот, который через три дачи живёт) в картишки на завалинке перекидывается, то к одинокой вдовушке Дуське захаживает ( неприменно с букетом из каких-то полевых цветиков для Дульсинеи), или с кем-то из соседей разговоры у забора ведёт. Только звали его Тихоном вроде бы, или нет?

— Беда у меня приключилась, Тихомир.

И поведала Клара Захаровна о пропаже горячо любимого внука Андрюшеньки. Лесничий выслушал, посочувствовал, поругал вместе с бабушкой молодёжь непутёвую. И вызвался помочь отыскать Андрюника.

/А в это самое время горячо любимый внук, протаскавшийся полдня по лесу, уставший и голодный, вернулся на дачу и обнаружил, что там никого нет.

— Бабуль, ау!

Парень облазил домик до самого чердака, но бабка как сквозь землю провалилась. Пропали и ружьё с патронташем. Подтянув штаны чуть не до подбородка, Андрюник принял важное решение. Отправился искать Захаровну к соседке. Но, разбудив честной народ, бабушку в гостях не нашёл. Зато соседка, вдовушка Евдокия и её друг сердешный, Тихон Макарыч, посоветовали позвонить в милицию и предоставили в пользование свой стационар. Милиция, задав по телефону пару вопросов, посоветовала не волноваться, а перезвонить через три дня — загуляла, мол, бабушка и скоро вернётся, от какого-нибудь дедушки.

Андрюник пожелал соседям доброй ночи и вернулся на дачу. Положил в авоську батон хлеба, тетрапак с кефиром и бумагу «Богатырь», взял с собой ещё и фонарь с коробкой спичек, и отправился к лесу. Ну куда ещё могла деться бабуля, как не пойти искать внука?/

Захаровна и Тихомир шли через лес, в котором было на удивление не так уж и темно. В небе светила полная луна. То тут, то там, летали, сверкая как звёздочки, светлячки. Даже цветы в траве поражали красочной палитрой. На одним из кустов папоротника порхали то ли маленькие пёстрые птички, то ли сияющие неоновые мушки.

— А почему Дуська-то — Дульсинея, она ж по паспорту — Евдокия вроде?

Спросила Клара у Тихомира. Тот, помолчав чуток, ответил, что очень ему книга Сервантеса нравится. «Причём тут сервант?» — подумала Клара Захаровна,« или у него там одна книга всего?»

Мысли путались, тропинки петляли, светлячки летали вокруг, вырисовывая в воздухе то ли созвездия, то ли очертания причудливых животных.     Клара потеряла счёт времени, но не ощущала усталости — наоборот, идти было легко и даже весело.

— А куда мы спешим, Тихомирушка?

Спросила Захаровна лесника. Тот вроде опешил, но ответил :«Как куда, Кларушка? Цветок искать, который на папоротнике цветёт. Найдёшь, да и желание загадаешь — авось исполнится»

Что-то не то почудилось в словах проводника женщине, но что именно было не ясно, и вспомнить не получалось.

Но вот деревья расступились и взорам путников открылось озерцо, по берегам которого росли огромные папоротники, в которых без труда мог спрятаться взрослый человек. На одном из кустов Клара увидела цветок и подбежала к нему. Высоко. Пришлось Захаровне тянуться к цветику, встав на носочки (а она обладала отнюдь не миниатюрной фигуркой и имела рост больше среднего). Оказавшись в руках, добыча стала переливаться всеми оттенками красного, поражая чёткостью и плавностью линий, и дивным благоуханием. Клара воткнула цветок в венок из одуванчиков, и подошла к глади озёрной, полюбоваться красой неземной.

— Ай, какова! Хороша!

Воскликнул Тихомир, цокая языком. Надо же, совсем забыла о своём попутчике Клара. Как некстати он напомнил о себе.

— Дай хоть подержать цветочек, поглядеть на него…

Ох, как нехорошо загорелись глаза лесника, когда он молвил эти слова. Сам на себя не похож стал. Черты лица будто заострились, а нос и то больше клюву хищной птицы уподобился.

— Да зачем тебе этот цветок, Тихомирушка, неужели другой не найдёшь? Где один, там и другие небось цветут. Глянь, и вправду — вооон там, поотдаль — чуть не на каждом кусте красуются.

Завертелся лесник, закрутился, озираясь, будто пытаясь разглядеть те самые цветы.

«Нешто и впрямь не видит ничего?»— удивилась Клара Захаровна, пятясь обратно к деревьям.

А Тихомир повернулся к ней и умоляюще проблеял:

— Сорви и для меня цветок папоротника, Кларушка.

Охнула женщина и побежала через лес, а за ней по пятам помчался лесник, воя и стеная.

— Отдааай цветооок! Отдай!

/— Ау, Захаровна!

— Ауу, бабуляааа!

Надрывались соседи и внучок Андрей, фонарями подсвечивая тропинки. Тихон Макарыч вёл на поводке здорового породистого пса повышенной лохматости, ищущего следы Клары Захаровны./

Оглянулась Захаровна, а не лесник уже мчится за ней, а здоровенный зверь. И не волк, и не собака, а чёрте что. Чупакабра какая-то. Бежит, надрывается, а догнать не может, башкой в деревья бухается. Словно эти самые деревья движутся и дорогу чудищу заступают, а перед Захаровной расступаются. Но всё ближе и ближе окаянный, спасу нет от него.

— Да сгинь, пропади ты, нечистая сила!

В сердцах рявкнула Клара, сорвала с головы венок одуванчиковый , в который цветочек папоротника воткнут был, и бросила им в зверя, почти догнавшего её.

Занялось огнём чудище, а в пламени том корчился уже Тихомир, тщетно пытаясь спастись.

На шум прибежали какие-то люди, в ужасе глядя на жуткое зрелище. А мужик один, как две капли воды похожий на Тихомира, и вовсе бухнулся на колени и креститься стал. Отчего «лесник» взвыл ещё истошней, треснул по швам и вместе с пламенем исчез, как сквозь землю провалился. А на том месте, где был, обугленный клочок земли остался.

— Бабуль, а что это? Как это?

Спросил Клару Захаровну потрясённый внук. Внучек. Андрейка. Андрюник родименький.

Бросилась на шею внуку Захаровна, заголосила. Нашлась пропажа. Жив, здоров и невредим. Увалень высоченный. Косая сажень в плечах. Жениться ему пора, а он всё в шортах на подтяжках ходит. Клады ищет.

А это кто с ним? Ба, так вон она соседка, Дуська. И ейный хахаль, Тихон. Сидит, прислонившись к дереву, рассказывает что-то своей Дульсинее. А над деревьями солнышко красное встаёт. И где-то недалеко петухи кукарекают

— … брат-то мой всё клад в лесу нашем искал, с лопатой ходил, с компасом, с какими-то картами. Бывало с неделю пропадал, а то и больше. Возвращался злой, потрёпаный. Слова ему не скажи — ничего слушать не хотел. И папоротник тоже искал, в сказки верил. А однажды пропал Тихомир. Всем селом искали. Из города милиция приезжала,с собаками. С вертолётами. Ни следа. Двадцать лет уже минуло…

***

Продала Клара Захаровна дачу. Купила внуку квартиру в городе. Авось женится скоро, правнуки пойдут.

Тихон Макарыч и Евдокия Федотовна поженились и переехали в село. У жениха там добротный дом и яблоневый сад.

После того, как дочка с зятем приехали с морей, Захаровна отправилась в санаторий, познакомилась там с полковником в отставке, и вскоре тоже вышла замуж и переехала к мужу, в Ольховский район Волгоградской области. Говорят, там чудные места…

 

27.07 —— 5.07.2019

П.С. все герои вымышлены, а совпадения случайны, или допущены чисто из симпатии к замечательным персонажам 

12
Плохо 😡Не очень 😒Неплохо 🙂Хорошо 😎Отлично! 😍
Загрузка...
guest
2 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Элика
24.02.2021 19:52

С удовольствием прочла))) Спасибо.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля
2
0
Прокомментировать...x
()
x